Холодное сердце

Сказка «Холодное сердце» читать:

Издательство И. Кнебель, 1914г.

Давным-давно жила в Шварцвальде одна бедная вдова, Варвара. Сын её был угольщик и часто сидя у костра, думал, что его занятие хуже других, и особенно завидовал сплавщикам и дровосекам, у которых деньги, казалось, никогда не переводились. Особенно богаты были трое: Толстый Исак, всегда дороже других продававший лес; Длинный Шмуркель, который был богаче любого вельможи; и Веселый Плясун, разбогатевший неизвестно какими путями.

Петр только о том и думал, как бы ему разбогатеть. Легче и проще всего было вызвать доброго духа Стеклушку и просить его помочь. Но, к несчастью, Петр помнил лишь начало заклинанья, а конца-то и не мог припомнить. Но все же он решил попытать счастья и однажды в праздник принарядился и отправился в самую глушь леса, где жили Стеклушки. Дойдя до огромной ели, Петр остановился. — Наверное, здесь живет старик, — подумал он и произнес ту часть заклинанья, которую помнил.

Из-за ствола показалась маленькая фигурка и тотчас скрылась, а на ветвях ели показалась белочка, и Петру казалось, что она чем-то напоминает Стеклушку.

Ему стало так страшно, что он со всех ног бросился вон из лесу и пришел в себя, лишь добравшись до хижины какого-то дровосека. Там его ласково приняли, а так как к ночи собралась гроза, то и оставили ночевать, говоря, что в такую бурю опасно выходить, потому что по лесу теперь бродит злой лесной дух Чурбан. Ночью Петру приснился конец заклинанья и едва дождавшись утра, он отправился в лес. По дороге ему встретился какой-то великан-сплавщик и стал расспрашивать, куда он идет.

— Домой, — отвечал Петр.

— Неправда, — сказал Чурбан (это был он), — ты ходил к Стеклушке, но он скуп и дает очень мало. Хочешь, я тебе помогу? — и он стал побрякивать деньгами. Но Петр вспомнил все страшное, что он слышал про Чурбана, и бросился со всех ног бежать к ели. Здесь он произнес заклинанье, и перед ним появился Стеклушка.

— Я пришел к вам за советом, — сказал ему Петр, — мне не нравится мое ремесло, и я хотел бы разбогатеть.

— Хорошо, — сказал Стеклушка. — Если ты обещаешь не лениться, я исполню два твоих желанья, а третье только в том случае, если оно будет разумно. Чего же ты желаешь?

— Во-первых, я желаю танцевать как Плясун и иметь всегда столько же денег, как и Толстый Исак.

— Ну и глупые же у тебя желанья; авось хоть второе будет поумнее!

— Во-вторых, я хочу иметь большой стеклянный завод, и пожалуй еще лошадь и экипаж.

— Какой же ты глупый, — воскликнул Стеклушка, — тебе следовало бы пожелать себе немного ума.

— Но ведь у меня остается еще одно желанье…

— Нет, больше ничего не проси, оно еще тебе понадобится. Вот тебе деньги, иди завтра и покупай завод. Работай прилежно и будь честен.

Петр купил завод и сначала усердно работал, а потом стал бывать все реже и проводить время за вином и картами. Завод без присмотра шел все хуже и хуже и наконец его продали за долги. А так как и Толстый Исак вконец проигрался, то и Петр вскоре тоже обеднел. С горя он решил обратиться за помощью к Чурбану. Чурбан охотно согласился и повел его к себе.

Путь их лежал через пропасть. Вдруг Чурбан стал ростом с башню, перешагнул через нее, потом протянул руку и перенес Петра.

Когда тот опомнился, Чурбан принял уже свой обычный вид. Неподалеку стоял простой крестьянский домик, куда они и вошли. Чурбан усадил гостя к столу, стал его угощать и рассказывал так много интересного о различных чужих странах, что Петру захотелось самому все это увидеть. — Отчего же, — сказал Чурбан, — можно и попутешествовать, можно и делом заняться. Только для этого нужно спокойствие и твердость, а этому мешает твое глупое, беспокойное сердце. Отдай его мне и ты увидишь, как все пойдет хорошо.

— Как отдать тебе сердце? Но я тотчас же умру!

— Ничего подобного. Пойди и посмотри сам. И Чурбан повел его в соседнюю комнату, где в банках лежало множество сердец и на каждой банке было надписано, чье сердце там лежит.

— Видишь, — сказал Петру Чурбан, — ты сам знаешь многих из тех, кому принадлежат эти сердца и все они счастливы. Вместо живого я вложил им холодное каменное сердце, при котором они уже не чувствуют ни страха ни жалости.

— Но мне нужно не каменное сердце, а деньги, — возразил Петр.

— Хорошо, будут у тебя и деньги — тысяч сто. С ними ты легко станешь миллионером.

— Сто тысяч, — воскликнул, не веря себе, Петр, — я согласен.

Что было потом, Петр не помнил. Он очнулся в карете, катившей по шоссе, а вдали темнели горы Шварцвальда. Но ему ничуть не было жаль ни родины, ни бедной старухи-матери, которая, наверное, убивается, не зная куда он пропал: ведь у него теперь холодное каменное сердце.

В карете Петр нашел и платье, и белье, и сумку с деньгами. — Ну, теперь, наконец, я заживу так, как мне хочется, — подумал он.

Два года ездил он по свету, много видел, но ничто не трогало его каменного сердца, и порою ему казалось, что он жил лучше и веселее, когда был простым угольщиком. Наконец он вернулся домой и тотчас отправился к Чурбану, прося вернуть ему его прежнее живое сердце.

— Ну нет, — отвечал Чурбан, — ты получишь его лишь после смерти. А скучал ты лишь оттого, что ничего не делал. Женись да займись делом — и вся твоя скука пройдет.

Петр подумал, что пожалуй Чурбан и прав, и получив от него еще сто тысяч на разживу, принялся за работу. Он завел лесную торговлю, но главным образом давал деньги в рост. Сначала его еще тревожили слезы бедняков, а потом даже горе старухи-матери и то не трогало его. Он не велел даже пускать ее в дом и лишь порой высылал ей через слугу немного мелочи. Услыхав, что у одного дровосека есть красавица — дочь, которая славится по всему Шварцвальду своей скромностью и хозяйственностью, он женился на ней. Лиза, зная, как богат её муж, охотно помогала бедным. Петр же всегда сердился на это. Раз как-то Лиза увидела старика, едва тащившего на спине огромный мешок. Ей стало жаль старика и она вынесла ему вина и хлеба, чтобы он подкрепился. Это увидел Петр и, не помня себя от гнева, схватил палку и с такой силой ударил Лизу, что она упала замертво.

— За что ты убил ее? — послышался Петру голос Стеклушки и обернувшись он увидел, что старик был сам Стеклушка.

— А кто кроме тебя виноват в этом? Ты дал мне призрачное богатство и заставил искать помощи у Чурбана, — воскликнул Петр.

При этих словах его, Стеклушка начал расти и вдруг превратился в грозного великана, схватил Петра и подбросил его, как котенка.

— Если бы не доброта Лизы, я убил бы тебя, но ради неё я даю тебе для исправленья неделю срока. Поздно вечером Петра подняли без сознанья у порога его дома. Придя в себя, он прежде всего спросил про Лизу, но ее никто не видел. Ночью же ему слышался голос жены, просивший его исправиться. Все время он проводил теперь в трактире, стараясь забыться, а ночью ему чудился голос жены. Наконец, на седьмой день он не выдержал и отправился к Стеклушке, прося его помочь ему вернуть его прежнее сердце.

— Хорошо, — отвечал Стеклушка, — я пожалуй помогу тебе выманить у Чурбана хитростью твое сердце. На другой день Петр пришел к Чурбану, говоря, что ему нужны деньги, чтобы скрыться в Америку. Чурбан пошел доставать деньги и пока он раскладывал на столе слитки золота, Петр сказал ему: — Хорошо же ты подшутил над нами, рассказав, что хранишь у себя наши сердца, а на самом деле они сделаны из воску.

Рассерженный Чурбан выхватил из банки сердце Петра и вложил ему в грудь.

— Ну, что чувствуешь теперь, что это живое сердце? — спросил он.

Твоя правда, — отвечал Петр, — а я бы ни за что этому не поверил. — Сам же вынул из кармана крест и стал читать все молитвы, которые только помнил. Чурбан делался все меньше и меньше и громко стонал от страха. Петр выбежал из дома и понесся как вихрь. Чурбан напрасно пробовал его догнать. Поднялась страшная буря, гремел гром, сверкала молния, но Петр невредимо добежал до владений Стеклушки.

Сердце его замирало при одном воспоминании о том, как он жил последние годы и он, горько рыдая, раскаивался в своих поступках, оплакивая свою мать и жену.

— Оглянись, — сказал ему Стеклушка, — и обернувшись Петр увидел жену и мать, ласково глядевших на него.

— Возвращайся же в отцовскую хижину и будь по-прежнему угольщиком.

Но Петр больше и не мечтал о богатстве и радостно направился в лес. Там вместо своей бедной хижины, они нашли небольшой уютный домик и жили в нем счастливо до конца своей жизни.